Восстановление груди после матэктомии - интервью Д.Р.Гришкяна

«Для проведения такой сложной операции потребовалось более литра жира, — прокомментировал по телефону сделанную его руками операцию пластический хирург, доктор медицинских наук, действительный член Европейского общества пластических хирургов Давид Гришкян. — Жир мы забирали с помощью шприца у самой пациентки. Причем эту процедуру пришлось выполнять в течение четырех часов маленьким (10 мл) шприцем и сделать более 100 „заходов“. После такой кропотливой работы у меня неделю пальцы болели и не слушались. Прошло уже два месяца после операции, пациентка чувствует себя нормально. А нам осталось только „сформировать“ на ее новой груди сосок и темный ореол вокруг него, чтобы не было заметно разницы со здоровой грудью».

Действительно для России это событие. До сего дня пластические манипуляции с грудью делали, но это были операции по увеличению-уменьшению груди, подтяжке и т.д. И жир пациентов в пластической хирургии используется уже не один год. Но чтобы полностью удаленную молочную железу, пораженную раковой опухолью, специалисты из России заменили полностью на жировую... «Такого прецедента я не знаю», — сказал Давид Рубенович. Не знаю и я. А потому хотелось бы задать несколько вопросов первопроходцу (или одному из первопроходцев?). Подробнее узнать, как это происходило и как чувствует себя смелая пациентка.

— Давид Рубенович, есть ли у вас уверенность, что не произойдет отторжения «чужой» груди?

— Дело в том, что она не чужая, а полностью сформирована из собственной жировой ткани. Благо у нашей пациентки этого добра хватило. И мы в этом смысле, можно сказать, даже помогли ей избавиться от излишков жира на «проблемных» местах. Так что эффект двойной: при заборе жира с донорских зон — с тех мест, где жир пациентке не нужен, — обеспечили женщине не только красивую грудь, но и стройную фигуру. Для забора жировой ткани использовали такие тонкие тупоконечные иглы с дырочками сбоку (канюли) диаметром 2 мм, которые позволяют получить жировой трансплантат минимального размера, а значит, с максимально возможным процентом приживления. Поэтому отторжения собственной жировой ткани не может быть в принципе. Если какие-то клетки и не успевают прижиться, то и в этом случае есть свой плюс: когда погибает жировая клетка, она стимулирует образование таких веществ, которые, в свою очередь, стимулируют приживление оставшихся. Методика введения собственной жировой ткани одобрена ведущими специалистами Европы, а сам липофилинг (дословно — «заполнение жиром») отмечен как наименее травматичный способ коррекции тела — собственный жир совместим с тканями, не может вызывать аллергических реакций и прочих осложнений. В Европе и Америке такие операции уже делают.

— Вы у кого-то учились этому? Не могли же вы вот так взять и перекачать жир из одного (мягкого) места тела женщины в другое?

— Да, в Милане я прошел «курс молодого бойца» у известного американского хирурга Хури.

— Какая главная трудность при такой операции?

— Проблема переноса жира. Она заключалась в том, что нужно было создать условия для его перемещения. Для этого пациентка носила эспандер, с помощью которого надо было растянуть кожу на месте бывшей груди, куда потом и помещается жировая ткань. В это же время в теле образуются специальные вещества, способствующие приживлению жира. В Америке уже несколько лет используют такой эспандер, что позволяет увеличивать процент приживаемости жира. И в этом случае возможна успешная пересадка жировой ткани в область груди. Вот и нам удалось провести операцию у пациентки после полного удаления молочной железы и пересадить большой объем жировой ткани. Закачиваем жир и снова пациентке надеваем эспандер.

Мы уже провели определенную работу и с рубцами. Специальным инструментом подрезаем рубцы, чтобы ткань лучше расправлялась. В послеоперационном периоде мы провели ряд мероприятий для сохранения жировой ткани. Прошло более двух месяцев — можно сказать, операция прошла успешно. Результат прекрасный, главное — очень довольна пациентка. Безусловно, потребуется еще некоторое корригирующее вмешательство: добавлять жира в обе груди для симметрии.

— Значит, и у российских женщин теперь появился шанс иметь красивую грудь даже после онкологической операции?

— Хочется надеяться, что «процесс пойдет». Технология ясна. Есть даже возможность при проведении подобных операций с помощью специального оборудования получать живые тромбоциты, которые при добавлении к жировому трансплантату увеличивают процент его приживаемости. Ведь в жире есть большое количество стволовых клеток, а они, в свою очередь, при переносе в грудь благоприятно влияют на мягкие ткани молочной железы и на рубцовые ткани.